?

Log in

No account? Create an account
Неистория [entries|archive|friends|userinfo]
isstari_32

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Мк [May. 11th, 2017|01:24 pm]
isstari_32
[Tags|]

Мужчина тянется к женщине не в малой степени потому, что женщина для него – передача.
Передача для мужчины – не обязательно вещественна, это не обязательно передача от одного к другому.
Женщина для мужчины больше – принцип передачи, признак эфира, пребывание в волне.
Неизвестно кто больше передается – мужчина или женщина, обоюдопринадлежность – условие передачи.
Если женщина предпочитает, чтобы передавался больше мужчина – она затягивает его в свое радио и передача прерывается.
Мужчине может быть достаточно женщины, как молчащего радио, ничего не передающего, жужжащего, поскрипывающего.
Мужчина, не ждущий от радио-женщины передачи, довольствующийся обретением доступа в радио-студию, постепенно превращается в говорящую в себя женщину.
И перестает быть ей нужен - вне вибраций и распространения волн.
Обоюдопринадлежность передачи – сложное явление.
Кому-то из двух может показаться, что волна угасла, что человек – не способствует передаче, а загораживает ее.
Визуальная составляющая передачи начинает преобладать над аудисоставляющей, привычка каждого к себе естественно устойчивее склонности к вещанию.
Когда партнер является доказательством твоей неспособности к вещанию, это глубоко огорчает.
При этом нелепо пририсовывать себе ручки для вращения настроек, доказывать свою принадлежность к звуку – йогу, православные и иные духовные камлания, творческие и иные социофилические приседания.
Наткнуться на собственную немоту печально и, конечно, тот, кто указывает на твое безгласие – прежде близкий – становится ненавидим.
Однако, ненавидимый-прежде-близкий – остается передачей, оборванной, идущей в пропасть, но передачей.
Эта передача идет к мраку, в космос до тех пор, пока с той стороны не ответят.
Дождаться инопланетного оклика – радость известная каждому радиолюбителю.

Read more...Collapse )
linkpost comment

"Ирония судьбы" реж. Э. Рязанов, 1976г. [May. 2nd, 2017|01:17 pm]
isstari_32
[Tags|]


Фильм «Ирония судьбы» многообразен, трудноуловим, коварен.
Недаром этот долгожитель-вырожденец - бессмысленный и священный  амулет, собирает вокруг себя каждый год завороженных  утробным свечением зрителей.
Коварство этого фильма – насмешка над зрителем, привыкшего к культуре, как к   быту, поглощенного магическим  свечением   кинообоев.
«Кино, как жизнь» - чарующий советский тамагочи, пьющий социальную равность персонажей со зрителями, персонажей с друг другом.
Он  до сих пор пьет обновляющую его кровь.
Советское кино изобрело «кино, как жизнь», предлагая зрителю смотреть даже не в окно, а в очки, на которых нарисована та же действительность, только виртуальная, отличающаяся от окружающей тем, что до нее не дотронуться.
Эта недотрагиваемость культивировала священные свойства привычного.
Способность разделять, как соединять, демонстрируемая советским кинематографом, утрачена и неповторима, отчего фильм «Ирония судьбы» только свежее год от года, как и полагается вампиру.
Read more...Collapse )
link1 comment|post comment

Тч [Apr. 26th, 2017|09:10 pm]
isstari_32
[Tags|]

Сегодня зритель хочет хорошего автора, не замечая, что автор это сначала практика, потом ее оформление.
Зритель хочет прежде всего хорошего оформления, подачи, тем самым предлагая автору работать не со своим материалом, а с восприятием зрителя, с его ожиданиями, настроениями, бытом.
Зритель навязывает автору себя, видя себя материалом, пугаясь посторонней себе авторской практики, излишне опосредованной.
Этот новый зритель далеко не читатель, он даже не театральный зритель и не зритель кинотеатров.
Новый зритель (НЗ) хочет быть  гораздо плотнее к автору, минуя внимания к работе автора с текстом.
Зритель хочет танго с воображаемым автором, танца, аттракциона.
Это признак укороченного времени, когда нет желания читать, быть последовательным, когда хочется позитивных раздражителей, когда кажется, что все уже прочитано.
НЗ желает быть комиксом литературы, интерактивным  читателем, способным плеваться ядом, совершать другие волшебные  проявления – выходить их текста могущественной картинкой.
Это касается многого – политики, интимных, социальных  отношений, где ожидания приятного скороспело и мимо сада, где ожидание деятельного синтетично.
В коротком времени зритель видит живым прежде всего себя и ждет такого знака, указателя, который укажет на его  сверхорганику, зрителя.

Read more...Collapse )
linkpost comment

Гнм [Mar. 15th, 2017|01:13 pm]
isstari_32
[Tags|]

Значимость  культурной  деятельности  в  чем-то сопоставима со  значимостью деятельности  преступной – так  же  требует совершенной организации, преодолевающей судьбу, демонстрируя  механизм  извлечения  прибыли.
Культура  не объединяет людей, наоборот –  разделяет,  обнаруживает модель естественной сегрегации, оформляя ее  наиболее изящным способом, могущим  приносить  удовольствие от наблюдения.
Восхищение таинством обмана, радость созерцания  спонтанности  иерархической пирамиды отличает человека свободного от раба.
Важно, чтобы созерцание не вело к рабству, не покушалось на естественную театральность  условий наблюдения.
Артисту, как и преступнику требуется зритель.
Выигрывает более ловкий, ловкий в делах, чувствах,  в проявлениях, лучше подчеркивающий ход  времени, соответствующий ему - быстрый.
Существенно, чтобы человеческая ловкость, была не ловкостью лучшего подсчета, а  ловкостью иных  проявлений  известных   мотивов.
Обман должен заключать в себе образ человека.
Это  делает обман, обманом образа, а не его отсутствия.
Показавшего время можно пропустить и без очереди, демонстрируя преобладание пластических  искусств  над механическими.
Общества, способные к подобной уступке, видятся  более одаренными, гибкими, подвижными.
И преступная, и  культурная деятельность (ПКД)   эксплуатируют  не только социальные обстоятельства, искушая,  вводя в заблуждение, поражая цинизмом и расчетом, но и обстоятельства межличностные -  интимные.
ПКД внушает  иллюзию  любви между своими участниками, иллюзию, позволяющую им доверять, рисковать, проявлять экспансию.
Иллюзия  любви  усиливает  сплоченность ПКД  коллектива, питая сообщников ощущением демонстративной жертвенности, позволяя репрезентировать элементы судьбы.
Требуемая участниками ПКД  плата за проявленную демонстрацию судьбы и собственную  сверхэмоциональность – чувство жреца, обязательство зрителя к жертве.


Read more...Collapse )
linkpost comment

Дг [Mar. 10th, 2017|12:08 pm]
isstari_32
[Tags|]

Человек уходящ.
Любой встречный для него – уводимый им.
Уходящий любого воспринимает, как прихватываемого по пути в пропасть.
Грядущий провал расцвечиваем гримасами, ужимками, безнадежным трепетом и прочей милотой.
Когда человек проваливается, он хочет зацепиться – оформить свое падение какой-нибудь монументальной мимикой, судорожно обнять низводящую резьбу.


Read more...Collapse )
linkpost comment

Кф [Feb. 3rd, 2017|01:08 pm]
isstari_32
[Tags|]

Одно из  предложений  женщины себя  может  звучать, как  - у меня не занято.
«У меня не занято» - откровенней и определенней другого предложения – я не занята, которое, скорее, констатирование, чем предложение.
«У меня..» - сообщить не просто, женщины легко теряют точность и локальность предложения, погребаемые  бытом,  соревновательностью.
Сказать так, значит понимать и пугаться своего внутреннего  космоса, доверять его освоение другому тому, кто не заблудится.
Сказать – предполагать  долготу  себя, отказываться от толкотни и конкуренции, вообще от столкновений.
« У меня не занято» - не совсем предложение себя, это  больше признание катастрофы,  предложение разделить падение.
« У меня не занято» - не означает предложения  занять, такая речь обрисовывает положение женщины, рисует ее карту.
Женщина,  рисующая карту себя, в состоянии предположить путешественника, готова жалеть его в  возможных блужданиях.
Изначальная жалость к себе не позволяет женщине  частоту  подобной речи.
Не только жалость к себе затрудняет произношение фразы – есть еще страх за мужчину, которому так и не удаться занять незанятое, такой мужчина окончательно  потеряет надежду на  встречу.
Поэтому приходиться воодушевлять мужчину, намекать ему не неглубокую незанятость, которую легко можно преодолеть, заполнить.
Read more...Collapse )
linkpost comment

Лк [Jan. 30th, 2017|09:14 pm]
isstari_32
[Tags|]

И мужчина, и женщина направляют друг друга к себе.
Мужчина направляет женщину к ней самой, показывая, как она может заполнять время не собой, а своими усилиями.
Разделение женщины и ее усилий делают ее свободной, способствует умножению усилий.
Направленной женщине не надо видеть себя, она видит свое направление, находит свой образ в нем.
Обретение своего образа вне своего отражения – опыт передачи его вне речи.
Опыт передачи отражения вне речи делает важным динамику отражающегося, демонстрируя его функциональность, т.е. неотразимость.


Read more...Collapse ).
linkpost comment

Чк [Jan. 24th, 2017|09:18 pm]
isstari_32
[Tags|]

Когда женщина выбирает мужчину для себя, это выглядит печально.
Это выглядит, как выбор ключницы, как выбор главного и никчемного ключа.
Чтобы ключ не возгордился, он ничего не открывает, кроме того, что сочтет открытым ключница.
Ключ вялый, тяжелый и рыхлый, как язык ключницы.
Это шизоидный ключ – он работает, как речь, которая ничего не сообщает.
Ключ работает, как неочевидное название, которое каждый раз ключ должен подтвердить только своим появлением.
Ключ не знает, как он называется потому, что ничего не открывает.



Read more...Collapse )
linkpost comment

Мрн [Jan. 20th, 2017|01:43 pm]
isstari_32
[Tags|]

Ни мужчина, ни женщина не обладают сами по себе значимым, автономным функциональным рельефом.
Люди слаборазличимы вне внимания к ним со стороны.
Женщина может заметить значимость своего рельефа для мужчины, продолжить его, ощутить себя частью мужского рельефа, увидеть себя витальной вещью.
Продолжать собой рельеф своего поклонника, воображать его выразительность лучше, чем начать кичиться своим ландшафтом, поверить в его отдельную превосходность.
Лучше вызывать напряжение и быть им, оказываясь одновременно и Эдисоном, и электриком - замкнутые системы экологичнее.
Когда женщина замечает внимание мужчины к себе, она начинает «играть» свой рельеф для него, суммирует свои отличия, управляет его вниманием.
Мужчина, как правило, не настроен видеть себя частью женского рельефа, тем более, что значимость его рельефа для женщины минимальна..
Ощутить себя частью чужого рельефа важно - почувствовать свою индивидуальность тактильно, увидеть свое функциональное разнообразие, приложимость своей пластики, не прерывая связи.
Ощутить себя частью чужого рельефа – ощутить доказательно свою действительность.
Действительность женщины нередко конфликтует с действительностью самой действительности.
Так конфликтуют две разножанровые картины, настаивая каждая на своем принципе визуальности.
Мера этого конфликта нередко зависит от накала чувств мужчины, от его вменяемости.
Ощутить себя частью чужого рельефа – вернуться в детство, в слепое существование, в доверительность проживания.
Но ощутить себя частью можно для кого-то одного – трудно видеть себя частями всех – теряется плотность ощущений.
Женщина может задать некий общий мужской тембр, который может совместить множество мужчин, угадывающих свое попадание в нее.
Однако, партитура много выражающей женщины смешна, как смешон цыганский табор, вообразивший себя симфоническим оркестром.



Read more...Collapse )
linkpost comment

Кп [Jan. 18th, 2017|01:19 pm]
isstari_32
[Tags|]

Частно-либеральное понимание культуры – свидетельство глубоко провинциального сознания носителей этого понимания, их смак.
Носителей  можно понять – приезжая из своих маленьких городков в большие, они естественно видят культуру,  как лучшее и блестящее – как  накопление от меньшего к большему – видят количественно.
Количественное понимание культуры – понимание мушиное  и поверхностное, кружевное и дизайнерское.
Склонность к очевидному, позитивному,  призванному утолить сиюминутные потребности и, значит – животному отличает культур-провинциалов. (КП)
Животное  и сиюминутное – бич КП, их тавро, позор отличия, которое они торопятся спрятать, тяготея к  пустотрубногласой витиеватости, экзальтированной пластике, надутому пафосу  а-ля Вырыпаев.
Художественное восприятие КП   коротко и слепо, крайне мизонтропично, и  это тоже можно понять.
Убегая из пустынного ужаса своих городков,  КП склонны видеть бег, перемещение, неустойчивость признаком искусства.
Съеживаясь от омерзения в своих местечках, КП не могут не видеть человека естественного, очевидного, т.е. не изящного,  скопищем мерзости и удушья, это им доказывает  любая сводка  МВД.
КП спешат в города, к людям, чтобы лучше спрятаться, от них.
Их  художественная стратегия, как они не маркирует свою открытость – поиск норы, они ненавидит любое, что грозит вытащить их из новоуютного   урбоукрытия.
Уносясь из своих пустынь,  КП навсегда поражены культурной немощью, они не в состоянии представить начало творческого усилия, им ближе финальное понимание искусства, триумфальное и громогласное, носимое пышно.
Рамки, трафареты, регалии  – то, что лелеют КП, чему служат, как они не утверждают обратное.
Если КП и ненавидят одни отметки, то -  в пользу других.
Они ненавидят те регалии, которые отправили их в их городки и лелеют те, что способствует их перемещению в престижные центры.
КП – самодельный кентавр, культура ему нужна для более быстрого перемещения, для оседлания, для того, чтобы видеть себя верхом и в пене дней.
Read more...Collapse )
linkpost comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]