Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Мк

Мужчина тянется к женщине не в малой степени потому, что женщина для него – передача.
Передача для мужчины – не обязательно вещественна, это не обязательно передача от одного к другому.
Женщина для мужчины больше – принцип передачи, признак эфира, пребывание в волне.
Неизвестно кто больше передается – мужчина или женщина, обоюдопринадлежность – условие передачи.
Если женщина предпочитает, чтобы передавался больше мужчина – она затягивает его в свое радио и передача прерывается.
Мужчине может быть достаточно женщины, как молчащего радио, ничего не передающего, жужжащего, поскрипывающего.
Мужчина, не ждущий от радио-женщины передачи, довольствующийся обретением доступа в радио-студию, постепенно превращается в говорящую в себя женщину.
И перестает быть ей нужен - вне вибраций и распространения волн.
Обоюдопринадлежность передачи – сложное явление.
Кому-то из двух может показаться, что волна угасла, что человек – не способствует передаче, а загораживает ее.
Визуальная составляющая передачи начинает преобладать над аудисоставляющей, привычка каждого к себе естественно устойчивее склонности к вещанию.
Когда партнер является доказательством твоей неспособности к вещанию, это глубоко огорчает.
При этом нелепо пририсовывать себе ручки для вращения настроек, доказывать свою принадлежность к звуку – йогу, православные и иные духовные камлания, творческие и иные социофилические приседания.
Наткнуться на собственную немоту печально и, конечно, тот, кто указывает на твое безгласие – прежде близкий – становится ненавидим.
Однако, ненавидимый-прежде-близкий – остается передачей, оборванной, идущей в пропасть, но передачей.
Эта передача идет к мраку, в космос до тех пор, пока с той стороны не ответят.
Дождаться инопланетного оклика – радость известная каждому радиолюбителю.

Collapse )

Дг

Человек уходящ.
Любой встречный для него – уводимый им.
Уходящий любого воспринимает, как прихватываемого по пути в пропасть.
Грядущий провал расцвечиваем гримасами, ужимками, безнадежным трепетом и прочей милотой.
Когда человек проваливается, он хочет зацепиться – оформить свое падение какой-нибудь монументальной мимикой, судорожно обнять низводящую резьбу.


Collapse )

Кф

Одно из  предложений  женщины себя  может  звучать, как  - у меня не занято.
«У меня не занято» - откровенней и определенней другого предложения – я не занята, которое, скорее, констатирование, чем предложение.
«У меня..» - сообщить не просто, женщины легко теряют точность и локальность предложения, погребаемые  бытом,  соревновательностью.
Сказать так, значит понимать и пугаться своего внутреннего  космоса, доверять его освоение другому тому, кто не заблудится.
Сказать – предполагать  долготу  себя, отказываться от толкотни и конкуренции, вообще от столкновений.
« У меня не занято» - не совсем предложение себя, это  больше признание катастрофы,  предложение разделить падение.
« У меня не занято» - не означает предложения  занять, такая речь обрисовывает положение женщины, рисует ее карту.
Женщина,  рисующая карту себя, в состоянии предположить путешественника, готова жалеть его в  возможных блужданиях.
Изначальная жалость к себе не позволяет женщине  частоту  подобной речи.
Не только жалость к себе затрудняет произношение фразы – есть еще страх за мужчину, которому так и не удаться занять незанятое, такой мужчина окончательно  потеряет надежду на  встречу.
Поэтому приходиться воодушевлять мужчину, намекать ему не неглубокую незанятость, которую легко можно преодолеть, заполнить.
Collapse )

Лк

И мужчина, и женщина направляют друг друга к себе.
Мужчина направляет женщину к ней самой, показывая, как она может заполнять время не собой, а своими усилиями.
Разделение женщины и ее усилий делают ее свободной, способствует умножению усилий.
Направленной женщине не надо видеть себя, она видит свое направление, находит свой образ в нем.
Обретение своего образа вне своего отражения – опыт передачи его вне речи.
Опыт передачи отражения вне речи делает важным динамику отражающегося, демонстрируя его функциональность, т.е. неотразимость.


Collapse ).

Чк

Когда женщина выбирает мужчину для себя, это выглядит печально.
Это выглядит, как выбор ключницы, как выбор главного и никчемного ключа.
Чтобы ключ не возгордился, он ничего не открывает, кроме того, что сочтет открытым ключница.
Ключ вялый, тяжелый и рыхлый, как язык ключницы.
Это шизоидный ключ – он работает, как речь, которая ничего не сообщает.
Ключ работает, как неочевидное название, которое каждый раз ключ должен подтвердить только своим появлением.
Ключ не знает, как он называется потому, что ничего не открывает.



Collapse )

Мрн

Ни мужчина, ни женщина не обладают сами по себе значимым, автономным функциональным рельефом.
Люди слаборазличимы вне внимания к ним со стороны.
Женщина может заметить значимость своего рельефа для мужчины, продолжить его, ощутить себя частью мужского рельефа, увидеть себя витальной вещью.
Продолжать собой рельеф своего поклонника, воображать его выразительность лучше, чем начать кичиться своим ландшафтом, поверить в его отдельную превосходность.
Лучше вызывать напряжение и быть им, оказываясь одновременно и Эдисоном, и электриком - замкнутые системы экологичнее.
Когда женщина замечает внимание мужчины к себе, она начинает «играть» свой рельеф для него, суммирует свои отличия, управляет его вниманием.
Мужчина, как правило, не настроен видеть себя частью женского рельефа, тем более, что значимость его рельефа для женщины минимальна..
Ощутить себя частью чужого рельефа важно - почувствовать свою индивидуальность тактильно, увидеть свое функциональное разнообразие, приложимость своей пластики, не прерывая связи.
Ощутить себя частью чужого рельефа – ощутить доказательно свою действительность.
Действительность женщины нередко конфликтует с действительностью самой действительности.
Так конфликтуют две разножанровые картины, настаивая каждая на своем принципе визуальности.
Мера этого конфликта нередко зависит от накала чувств мужчины, от его вменяемости.
Ощутить себя частью чужого рельефа – вернуться в детство, в слепое существование, в доверительность проживания.
Но ощутить себя частью можно для кого-то одного – трудно видеть себя частями всех – теряется плотность ощущений.
Женщина может задать некий общий мужской тембр, который может совместить множество мужчин, угадывающих свое попадание в нее.
Однако, партитура много выражающей женщины смешна, как смешон цыганский табор, вообразивший себя симфоническим оркестром.



Collapse )

С

Женщина  знает, что в  ней  заключается сладость,  знает, что заключает в себе вкус.
Вкус это нечто важное, существующее мимолетно.
Женщине не хочется быть простой ягодой, хочется быть сложной  -  лозой, заключать в себе многосторонний  вкус – с ходами, тонами, послевкусием, нотами.
Доверить свой вкус случаю – дело сомнительное.
Женщина вынужденно становится сама себе селекционером – где-то прижимая, что-то прищипывая, направляя побеги, прикапывая и подсыпая.

Collapse )

Сц

Трудно жить с блядью, блядь не хранит себя.
Блядь может быть строга, может цепно рычать, но ничего не растет в ней, ее наличие – жизнь без складываемых усилий, бесценок.
Усилия бляди разорительны.
Блядь может настаивать, что ее бесценок – редкий слиток, но это настолько, насколько она может запугать или обмануть.
Человек запугиваемый или обманываемый блядью – человек бесконечно раздевающийся, проваливающийся в себя.
Блядь не хранит себя и не входит во время.


Collapse )

Мк

Бедные  склонны  к  морализаторству  в  силу нехватки  собственности.
Близость  видится  ими, впрочем, не только ими, как обмен  собственностью.
В  отсутствии собственности обмениваться   нечем.
Отсюда попытки нагрузить близость дополнительными элементами обладания – ухаживаниями, знаками внимания, лирическими проявлениями, свидетельствами  обособленности, исключительности, значимости.
Позволивший близость, считается   нищающим, теряющем  последнее, поэтому  требуются  компенсации – расписки, договора, дары, статусные  приобретения.
Обладание собственностью не  всегда меняет ситуацию, человек может считать свое  обладание недостаточным для  свободных отношений.

Collapse )
 

Ту

Восприятие частей тела  желанными – восприятие  их  оторванными  от  человека, атрибутироваными, божественными -  оказывающимися  источниками  волшебства и преображения.
Восприятие частей оторванными – восприятие их другими, отличными от своих, почти нечеловеческими, иноприродными.
Восприятие частей  другими, восприятие  их   властвующими, подавляющими – готовность к собственному видоизменению,  готовность самому быть другим.

Collapse )