Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

"Ирония судьбы" реж. Э. Рязанов, 1976г.


Фильм «Ирония судьбы» многообразен, трудноуловим, коварен.
Недаром этот долгожитель-вырожденец - бессмысленный и священный  амулет, собирает вокруг себя каждый год завороженных  утробным свечением зрителей.
Коварство этого фильма – насмешка над зрителем, привыкшего к культуре, как к   быту, поглощенного магическим  свечением   кинообоев.
«Кино, как жизнь» - чарующий советский тамагочи, пьющий социальную равность персонажей со зрителями, персонажей с друг другом.
Он  до сих пор пьет обновляющую его кровь.
Советское кино изобрело «кино, как жизнь», предлагая зрителю смотреть даже не в окно, а в очки, на которых нарисована та же действительность, только виртуальная, отличающаяся от окружающей тем, что до нее не дотронуться.
Эта недотрагиваемость культивировала священные свойства привычного.
Способность разделять, как соединять, демонстрируемая советским кинематографом, утрачена и неповторима, отчего фильм «Ирония судьбы» только свежее год от года, как и полагается вампиру.
Collapse )

Криминальное чтиво (1994) реж. К. Тарантино

"Криминальное чтиво" напоминает выставку витрин, в которых персонажи-манекены сообщают, как они не хотят входить в этот магазин, перед которым вы остановились.

Витрины не сочетаются, манекены не пересекаются или пересекаются испуганно-порнографично, магазин, скорее всего пустует и сдается в аренду.

"Криминальным чтивом" кино 90-х энергично и словоблудно зашторило свое зияние, паралично заплясало.

Если бы Квентин снимал кино, он делал бы историю про наказание того, кто ослушался голоса судьбы, но тогда бы ему пришлось бы доказывать, что судьба любила наказанного, что наказанный действительно существовал.

Тарантино не снимал кино, он разглядывал Траволту, делая его самодовольным пугалом, торчащим от себя персонажем.

Это - одна из новаций автора - телевизионно-эстрадная манера игры актреа, где тот - вкрадиво-развязный шоумен.

Винсент - человек вне обстоятельств, его прибытие из Голландии напоминает больше извивы наркотрипа, чем реальное перемещение, его профессия киллера малореалистична - больше воображение об этой профессии.

Траволта играет не персонажа, играет себя, он свободен от адекватных оценок, решений, проживания.

Многочисленные разговоры о еде нужны Тарантинуо, чтобы придать персонажам немного действительности - те существуют, поксольку едят.

Траволта   пришел в кино не для того, чтобы жить, он пришел умирать.

Смерть неизбежна для персонажа Траволты, поскольку он пребывает вне коммуникаций, вне человеческих отношений, жизненные обстоятельства не определяют его, его нарциссизм неразделим.

Collapse )

Дм

Люди любят друг друга за то, что один помогает найти другому его продолжение.

Они любят за то, что один очерчивает для другого область невидимого, а потом позволяет овладеть этим невидимым другому.

Овладевание невидимым - овладеванием фантазией, представлением другого о себе, чужим будущим.

Чужое будущее бывает разным.

Иногда это просто еще одно время, иногда это образ власти, способ отличить одно время от другого, способ временем одного отнимать время других.

Образ власти всегда образ смерти.

Но речь не об этом.

Речь о любви одного к другому, которая оказывается возможностью занять собой максимальное пространство, стать пейзажем.

Стать пейзажем – обрести свою естественную историю, обрести необратимость.

Искусство отождествления с пейзажем – искусство двух, их умение договориться об уступках и совпадениях так, чтобы овеществиться.

Стать вещью – приблизиться к определенности и неотвратимости.

Приближаться к неопределенности и неотвратимости лучше вдвоем, идя навстречу друг другу, тогда неопределенность и неотвратимость станут чем-то еще кроме себя, станут третьим.

Люди любят друг друга за возможность овладеть не только невидимым другого, но и его контуром, впитать максимум его проявлений, овладеть светом другого.

Максимум проявлений – не всегда свет.



Collapse )

Лобстер (2015) реж. Й. Лантимос

Фильм "Лобстер" начинается хорошо.
Он начинается, как некое будущее, где человек одинокий - преступник, преследуемый  парностью, как нормой.
Естественно,   действительно преступна - парность , а одиночество  - оболганная  жертва.
Такой взгляд обещает дать возможность  ощутить иную реальность одиночества, и иную  реальность парности.
Но автора не волнует реальность, его беспокоит история.
Автора беспокоит история, как нечто идеальное, должное  сбыться, как "самое  настоящее".
Это настоящее произрастает из подростковых дневников и сельских гаданий, где история понимается, как  наиболее трогательный виньеточный  дизайн
Дизайн  интересует  разных авторов, как "Лобстера", так и "Дома2 ", поскольку история им  уже  заранее  известна - "они должны сойтись".
"Самое настоящее" - настоящее своего лучшего отражения - нарцисстическое.
Это настоящее несамостоятельно, ему нужен избранник, как некая общественность, готовая взять возможную преступность нарцисстического  настоящего на поруки.
Это настоящее отравлено чувством вины.
Чувство вины - хорошее игровое условие, оно  помогает в признаниях, метаниях, обещает страсть и прощение.
Однако, чувство вины -   двоякий  яд.

Collapse )

"Выживут только любовники" реж. Д. Джармуш 2013г.

Можно предположить, что анемичные  вампиры, цивилизованно пьющие  кровь,  в фильме "Выживут только любовники"  -  метафора бесконечно утонченного  потребления.
Претензии унылых  кровососов  на  духовные  высоты – тяжелы, неловки и статичны.
Два  часа  экранного  времени  персонажи  пьют  кровь, вяло  гладят  друг  друга и инертно перебирают струны.
Апофеоз  скуки  и самодовольства.

Collapse )

Уш

Помню давний спор с Добротворским ... Кинг-Конг - воплощение коллективного мужского или социального?
Так вот, зрелость это понимание социального происхождения большой обезьяны.
К сожалению нет иных подробностей, иных размеров.
Еще вспоминая другой спор с ним об эффекте в кино, где Сергей (тогда еще Николаевич) гвоздь, вбитый в холст, упоминал, как пример эффекта.
Помня этот спор, понимаешь, что модернизм проистекал из гуманизма,был разновидностью соц-арта и черпался широко.



Петротрэш

 

Она шла по городу, и он казался ей неуютен и плосок. Сверху что-то давило, как на город, так и на нее. Она сворачивала на улицы, выходила в переулки и не чувствовала, что движется. Ей казалось, что она стоит на месте и город вокруг нее лишь меняет  числа, перебирает одинаковость ее перемещения. Она  себя чувствовала сдавленной  однообразностью среды, почти прозрачной. Это не она шла по улицам и тротуарам, это они текли в ней,  вычерпывали ее. Она не могла себя наполнить городом, а он наполнялся ею.

Скуден он был, тщетны были его камни и дома, и она проваливалась в них, и не могла ни за что зацепиться. Она проваливалась и одновременно выдавливалась ими. Она казалась себе продырявленной этим городом, пробитой им. Она представляла, что руки и ноги ее вытягиваются, но ей некого было обнять ими. Ее порывы вызывали  тихий гул пустоты, окружающей ее. Траченность среды бесила ее, стертые черты жизни вокруг изводили. Ей не хватало глубины среди этого мелководья видимого, среди проплешин окружающего. Ноги ее искали дно, способное  вернуть ей чувство себя, весомость своего пребывания. 

Collapse )

В одну воронку

Как-то прочел недавно анонс нового фильма Балабанова «Груз -200» и замер. Краткий пересказ сюжета очень напомнил мне мой сценарий "Изъян", написанный года три назад.
Бывают радостные совпадения, параллельные блуждания и одновременность открытий – вот только сценарий свой я два года назад отдал на студию СТВ, где снялся только что озорной и отвязный «Груз -200».
Сомнения укрепились, когда стало известно, что сам сценарий был тайной даже для съемочной группы, и история преподносилась как крайне натуралистичная и нехарактерная для Балабанова.
Еще веселее сделалось, когда стало известно, что от сценария отказывались любимые актеры трэшковатого режиссера, не узнавая, возможно, почерк маэстро.
Трудно судить до выхода фильма, но любопытным сценарий можно прочесть вот здесь: http://zhurnal.lib.ru/editors/s/shelganow_e/ и искать потом десять отличий.

(no subject)

Кино - остановленное пространство перед движением жизни.Это место, где территория жизни становится беспредметной, давлеющей своей определяющей безвидностью и делается временем-территорией, начинает определять свойства времени. Каждому знакомо такое пространство, но не каждый хочет и может в нем остаться. На него давит поток дальнейшего и он уступает, привыкший принимать живое. Мало кто хочет остановиться, чтобы остаться. Людям кажется, что они не успеют-пропадут.И они пропадают, потому что не сопротивляются исчезновению, не перенимают свойства исчезновения.