Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Гнм

Значимость  культурной  деятельности  в  чем-то сопоставима со  значимостью деятельности  преступной – так  же  требует совершенной организации, преодолевающей судьбу, демонстрируя  механизм  извлечения  прибыли.
Культура  не объединяет людей, наоборот –  разделяет,  обнаруживает модель естественной сегрегации, оформляя ее  наиболее изящным способом, могущим  приносить  удовольствие от наблюдения.
Восхищение таинством обмана, радость созерцания  спонтанности  иерархической пирамиды отличает человека свободного от раба.
Важно, чтобы созерцание не вело к рабству, не покушалось на естественную театральность  условий наблюдения.
Артисту, как и преступнику требуется зритель.
Выигрывает более ловкий, ловкий в делах, чувствах,  в проявлениях, лучше подчеркивающий ход  времени, соответствующий ему - быстрый.
Существенно, чтобы человеческая ловкость, была не ловкостью лучшего подсчета, а  ловкостью иных  проявлений  известных   мотивов.
Обман должен заключать в себе образ человека.
Это  делает обман, обманом образа, а не его отсутствия.
Показавшего время можно пропустить и без очереди, демонстрируя преобладание пластических  искусств  над механическими.
Общества, способные к подобной уступке, видятся  более одаренными, гибкими, подвижными.
И преступная, и  культурная деятельность (ПКД)   эксплуатируют  не только социальные обстоятельства, искушая,  вводя в заблуждение, поражая цинизмом и расчетом, но и обстоятельства межличностные -  интимные.
ПКД внушает  иллюзию  любви между своими участниками, иллюзию, позволяющую им доверять, рисковать, проявлять экспансию.
Иллюзия  любви  усиливает  сплоченность ПКД  коллектива, питая сообщников ощущением демонстративной жертвенности, позволяя репрезентировать элементы судьбы.
Требуемая участниками ПКД  плата за проявленную демонстрацию судьбы и собственную  сверхэмоциональность – чувство жреца, обязательство зрителя к жертве.


Collapse )

СЛВ

Как бы не было семиотично-литературное восприятие (СЛВ) архаичным, оно первично, миновать его не стоит.
Последовательное сложение знаков коррелирует со временем, позволяет не ждать его, не вопрошать к нему, а диктовать.
Время, сталкиваясь с диктовкой, сталкивается с автором, обретает голос.
Оно, возможно, теряет подвижность, но находит перспективу.
Последовательность фактов, согласуемая с причинно-следственными временными связями, не штурмующая настоящее внезапно и в лоб, формирует перцептивную архитектуру, глубокую тектонику понимания, неслучайность происходящего.
Человек СЛВ обладает ретрансляций культурных проявлений, не зависит от новостей, способен к самостоятельному вещанию.
СЛВ не оставляет человека одного, позволяет вообразить ему актуальность не только настоящего, но и прошлого, воскрешает бывшее.
Носитель СЛВ не обладает гибкостью неозначающего восприятия, поскольку не настроен подменять собой кого бы то ни было.
Он не только читает смыслы, он готов им соответствовать, быть носителем не столько памяти о себе, сколько об окружающем.
Носитель СЛВ - свидетель, тогда как носитель неозначающего восприятия чаще всего преступник.
Носитель неозначающего восприятия (ННВ), предугадывающего, сквозного старается миновать знаки.
Его преступление не имеет предмета, обладая только составом.
ННВ уничтожает, поглощает, исключает отдельность человека, высказываясь за его трансгрессивный рельеф, делая его свободным от устойчивости.
ННВ важно найти инерцию восприятия, чтобы овладеть ее движением вне ее ориентации.
ННВ действует вне плоскостей, вне внятных опор, он слишком сиюминутен, его знаки вне оптики, вне зримых соотношений.
Варианты слияний, поглощений, аудиовидеосинхронов, пластических совпадений – то, что волнует ННВ.
ННВ не противопоставляет себя СЛВ, он относится к нему, как к рутине, к мусору, вторичному значению, не способному попасть во время.
ННВ не замечает отдельность СЛВ - слишком много чести.
Когда носители СЛВ выстраивают действительную коммуникацию, тогда ННВ внезапно пропадает.
Как будто его и не было.
Когда носители СЛВ выстраивают действительную коммуникацию, ННВ быстро обнаруживает природу морока, не способного существовать самостоятельно.



Collapse )

СЛВ

Как бы не было семиотично-литературное  восприятие (СЛВ) архаичным, оно первично, миновать его не стоит.
Последовательное сложение знаков коррелирует со временем, позволяет не ждать его, не вопрошать к нему, а диктовать.
Время, сталкиваясь с диктовкой, сталкивается  с автором, обретает голос.
Оно, возможно, теряет подвижность, но находит  перспективу.
Последовательность фактов, согласуемая с причинно-следственными  временными связями, не  штурмующая   настоящее  внезапно и в  лоб, формирует перцептивную архитектуру,  глубокую тектонику понимания, неслучайность происходящего.
Человек СЛВ обладает ретрансляций культурных проявлений, не столь зависит от новостей, способен к самостоятельному вещанию.
СЛВ не оставляет человека одного, позволяет вообразить ему актуальность не только настоящего, но и прошлого, воскрешает бывшее.
Носитель СЛВ не обладает гибкостью неозначающего восприятия, поскольку не настроен подменять собой кого бы то ни было.
Он не только читает смыслы, он готов им  соответствовать, быть носителем  не столько  памяти о себе, сколько об окружающем.
Носитель СЛВ  - свидетель тогда, как носитель неозначающего восприятия чаще всего преступник.
Носитель неозначающего восприятия (ННВ), предугадывающего, сквозного старается миновать знаки.
Его преступление не имеет предмета, обладая только составом.
ННВ  уничтожает, поглощает, исключает отдельность человека, высказываясь за его трансгрессивный  рельеф, делая его свободным от устойчивости.
ННВ важно найти инерцию восприятия, чтобы овладеть ее движением вне ее ориентации.
ННВ действует  вне  плоскостей, вне  внятных  опор, он слишком сиюминутен, его знаки  вне оптики, вне  зримых соотношений.
Варианты слияний, поглощений, аудиовидеосинхронов, пластических совпадений – то, что волнует ННВ.
ННВ не противопоставляет себя  СЛВ, он относится к нему, как к рутине, к мусору, вторичному значению, не способному попасть во время.
ННВ не замечает отдельность СЛВ  - слишком много чести.
Когда носители СЛВ выстраивают действительную коммуникацию, тогда ННВ внезапно пропадает.
Как будто его и не было.
Когда носители СЛВ  выстраивают действительную коммуникацию, ННВ быстро обнаруживает  природу  морока, не способного существовать самостоятельно.
ННВ не может существовать и коммуникативно.
Коммуникация между ННВ это попытка подчинить коммуникацию  ведущему ритму, найти в ней фишку, обозначить движ, код.
Коммуникация между ННВ  -  признание кода влияния, оформление его,  служение ему.
Зачастую она кратковременна, бесследна.

Collapse )
 

Двойное

Каждая женщина настроена  геронтофильно, каждой нужен опыт или  сложившаяся местность.  
Каждая знает про ожидание девочки в мужчине, про ожидание игры во взрослой женщине, игры, поворачивающей время вспять, обещающей второе, более самостоятельное рождение. 
Редкий мужчина предполагает подобное ожидание мальчика в женщине, которое, конечно, наличествует. 
Женская геронтофилия ловка и  увертлива, она не посвещена мужчине,  не рассматривает его сколько-нибудь подробно. 
Женская геронтофилия проявляется затем, чтобы повторить жест матери –  убийство отца, чтобы увидеть мужчину, как условие собственного движения