Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Трк

Беспокойство чернил
На столе лежащих
Нераспечатанными
С расплывшимся адресом
Воск растекся, февраля потепленье твердо
Еще
Набухшее штор беспокойство
Возле окон стоящих
Для глаз карандаш, нестачиваемый никогда
Детство нераспечатываемое
Губы темные после ночью съеденного
Память об облаке
Остающаяся незаписанной
Гибкий замОк, слюной открываемый без сургуча
Блестящий, капающий, торчащий сережкой без уха
Над свечою бинокль
Укрупняющий все после трения
Еще
Под коленями мыши
Щели сырые, полные съеденного
Сжатого в кулаке, остающегося
После молчанья любого несыто
Кожи лохмотья, снятые в спешке
Лежащие под затылком
Идущего в несознанку
Ногтей насекомые, наточенные стенографистки
Звезд россыпь, печатающие провалы
ЗамОк с другой стороны потемневший
Не видимая никогда впадина, лгунья
Платье короткое, неналезшее
Ничем непрекрытая пухлость
Еще
Спички, оставленные без серы
Разобранные на части
Сверканье сухое яму копающих тихо
Трав подробность подобострастная
Зажечься, писанное на камне
В деснах иглы, невидимое птиц пение
Схваченное за живое
Нарядный букет с двух концов
Плоть без пенала
Исписавшаяся соблазнительно
Открыткой
Думаешь и почему не открыто
Еще



Collapse )

Км

Склон дороги, по которому едет машина медленный
Замужняя женщина на каблуках высоких с сухими ногами спелыми и слепыми
Выпитая бутылка белого, стекло пропускает солнце
Тусклый отблеск света, воспоминание о воде в вязкой тине
К жизни вкус заржавевшей, скрипящей охотно, матерно
Музыка из смычков, струны тщательно игнорируемые
Кеды расстегнуты, бега воображенье стремительно
Стекла высажены, рамы пусты, пробка вынутая пахнет смелостью
Руки раскачиваются, тело пропуская бесвесельное

Collapse )

Ут

Одна и та же вода
Разлитая
В стаканы разные
Затекающая под мост
Замирающая перед мостом
Встречающая на своем пути ила разнообразие
Строящая  тяжелые   этажи  жажды
И оказавшаяся легкой, почти  улетающей
Письма  для  воздушных  шаров
Ничего выдающегося
Одна и та же вода
Воображающая  волны
Воображающая впадины
Воображающая скольжение
Падение воображающая
Вычитание производящая
Из одного два, из двух три и так далее
Одна и та же вода
Текущая  в разные стороны
Втекающая  и вытекающая
Различающая себя при расставании
Камень предлагающая и солому
Ставшая фигурами разными
Обретающая подтеки несовпадающие
Поверхности различные сводящая  воедино
Правое и левое в стекло складывающая
За которым руки и ноги обратно спешат, тянутся
Провожая твердое и невидимое, имена нумерующее
Одна и та же вода
Ожидающая пловца и утопленника



Джд

Не   доходя  до  окна, почувствуй  стекло   каково
Темнеющее  тяжело, забирающееся   высоко
Отличающееся   от   стены, глубже  ее  песка
Надувающего   волну, попадающего  в  треску
В  расписании   поездов – пассажиров  костлявый  стук
Сливы  проем -   зерно,  катастрофы остаток  сух 
Дорога   вдоль   рук   длинна, плечей  круг,  закат   тяжел
Сжатое  горлом   сено   стоит, как  погасший   столб
А  где-то  гнездо без  дна
Рожает  во  тьме  полет
И  контур  душист   весны
И  сладок  подтеков  лед
Ладоней  мольба – свинец
Молитвенный  жабр   захлеб
Состриженной   чешуи
Хвоя, ее  теплый  горб
Воск  цифр  календаря
Мять    циферблата   гладь
Распятых  локтей  поток
Снаряда  упавший   сноп
Никак  не  собрать  войну
Набита  земля   людьми
Спускается  парашют
Мы был  под  ним  в пыли
У всех  мертвецов  есть  смех
Им  ветер  в  степях  силен
Ждут  пальцы  в  замке  разбег
Им  не открыть  имен
Надут совершенством  куст
И   капли стучат  в  груди
Упавшие  дня   взамен
Остывшие  впереди

AqtuJpTYtMU

Два

Контуры  размываются
Не  потому  что  циферблат  низок
А потому,  что  секунды  поверх  кладутся
День в  сторону  отводя
Как  ни  мигай  потом   часто
Проём  насквозь  не  увидеть
Себя  рассматривать  в  линиях  макияжа
Расписания   самолетов   воображать
Рассматривать  нити  одну  за  одной
Спину  найти   пронумерованную
Лица   выраженьем   переписанным  заново
Не выйти  в  которое
Сиденье  оставить   остывшим
Вдоль  едут  столбы
Свет  свисает, не наполняя
Голову обнажить
Стеклом  чернеть  наобум
Чертить  полоску    взахлеб
Которую не  найти
Которая   делит  на части
В  завязанное  входить
На  ладонях  чужих  земли  похоронка
Берегами  каменеть  на  которой
На воду  застегиваться
Пальцы пересчитывать  на обороте
Кольцо утонувшее  выливать
Пуговицы  на  горле  белья


Mui7DJgiR7Q

Норма

Привлекать к себе внимание
Ставить ребра ребром
Между которыми выпито
И кость не льется
Круги скатываются шершаво
Ноги шарят под потолком
Ткань расстегивают
Много пуговиц – будет на что дни закрыть
Прутьям влагу показать
Шею свисающую
Утопающие ноги в веревке
Дело рук утопающих
Сверху дверь, ртом открываемая
Пепел под мышками
Устриц сердцебиенье
След мокрый – пульсация дна
Сквозь марлю продетое обнажение
Края обрезанные перемещением
В которые не налить
Сухая, как ртуть
Падающая врассыпную
Блеск полых игл закрывает глаза
Дальше - спеленуто


Сыпь

Я тебе принесу траву, что ты высыпала
От которой не высыпалась
Над коленкой растущий калека
Привезу потепленье на лыжах
И увижу тебя из патрона
Молоку хлеб подобен стоячий
Где я ртом проходил сквозь стакан говорячий
И горела листва, ствол жующий
Веки неба кроили изнанку
Я сжимал их в горсти, чтобы птицы бесились
Вылетали, как пчелы из горла кусаясь
Где точильное сердце бы льнуло к морозу, цвета распаляя
И бумага бы липла к письму, выводя букв провалы съедобно
Бесподобно любили друг друга
И стол ровный там был горизонтом
За который валился твой диск раскаленный
Наступала пора вязких точек
Расставляющих хворост блестящий
Тебя звал зА уши
Щек колосилось дыханье
В каждом нашем вагоне крушенье
Везучее
Ночей откупоренный возглас

mls_WQNrwWo

Письмо

 
   
Рядом с ногами можно сидеть 
Уровню глаза  скрипеть 
Изнутри по стеклу спускаясь 
Голос обжигая  лампой погасшей 
Подоконник  лоб  разделяет 
На хрупкость ресниц и  дом напротив 
Расклевываемый  воронами 
Дверь открывается, а ты не запахнут 
Идешь, покупаешь газеты, там буквы -  цветы на могилах 
Дети в детских садах их  читают 
Долго бежал, в занавесках запутался – так и не вышел 
Вытяни палец вдоль слуха 
Лес услышишь, как хруст 
Как рельс окровавлен  после  движенья 
О когти скучает 
Теребит железо на крыше 
 Рыбе коротконогой  бег  даден 
В обуви прорубь 
Вкус слизан  во рту 
Тень за ушами шуршит 
Обнимает колени вода 
Каблук тянется, примеряет иголку 
Платье завтра  из вчерашних штанов 
Хорошее 
В кровь ноги  вдень 
В животе чтоб камыш  индивел 
Лед на озере встал вровень с кожей 
Пальто круглое раскатать 
Между ладоней поехать в трамвае 
Температур перепады расставить 
Письмо с карандашом лежит рядом 
Не взять, не прочесть 
То дерево перебираешь, то строчки 
Многоточья  чернилами полны 
Остатком  несказанным  мыса 
Рви конверт, пиши  в адрес сощурясь 
Чтоб письмо с плечом бы сливалось 
В двери снаружи стук бился 
Со спины открывался 


AIeoEbgD6wE
 

Д



      
    Челка. Преувеличение облаков 
Ветер вдоль кустов, чтоб нитки щурились 
Холод на языке. Не представить термометра 
Потому, что билет в кармане 
В уши- ноги 
Слышать гул витрин пустующих 
А как долго глядела! 
Кататься на муравьиной смерти 
О ребенка встречаясь 
Рельсами растягиваясь 
Чтобы громыхало дебело 
Спицами сервиза топчась 
Закидывая шляпу за спину 
Как можно ниже 
Перекрещивая животом все дороги 
Паутина на потолке каждое утро 
Слезы ткет 
Чайные ложки удлиняя 
Пальцев водоворот ставя в вазы 
Висок окружая воронкой 
Руинами стены рыхля 
Блюдца горб натирает гортань 
Выпитое опрокидывая 
Ногти бездонны 
Парус на кухне в лицо 
Молоком бреясь 
Двери закрыты на три с половиной 
Открывать бесконечно 
Распахнешь резко и стиснут 
Между страниц заложен 
Жилами вытекая 
Пульсируя древоточно 
Чтобы лиственное- не твое 
Чтобы темя испитое лежало 
Чтоб стекло оконное лоб в лоб 
На звук голоса, чтоб жилось 
Пошумел, пошумел и - вышит 
До себя себя, чтобы видеть 
Вставая на цепочки 
Скатываясь, заглянув за обложку 
Кукарекая в прореху 
Что на развороте не читая 
Вот и назван стоптанно 
О ссадину уколовшись 


w5pyE4OQ7dw

Профессия: репортер


  Голые дома, бледнеющие в ожиданье одежды, бледнеющие до бескровного  

В ожиданьи шевеленья хоть какого- нибудь, следов мимолетного 

Сжатое и скошенное небо знанием о воздухоплаваньи 

Оно щурится над низкими надкрышиями 

Хватаясь блеклыми веками за коленки проходящих женщин 

Не удерживающее их выеденного яйца 

Слоновьи ноги воздуха дрожат, не выдерживая тяжести неопределенности 

Тонкогубые стены, мечтающие о встрече с любым отсутствием губ 

С радиогладкостью, с выбритым временем 

Ломти асфальта, идущие в туфлях и сандалиях 

В остроносых ботинках, стирающие стоп рельеф - человечье 

Идеальный город, играющий джаз пуговиц расстегнутых у самого горла 

Ты не знаешь, сколько их будет расстегнуто - 

Две или три, одна или больше, или снова две, или снова одна 

Небрежное оголенье насильственно, горлозанимаемо 

В идеальном городе ровно все 

Лишь деревья - деревянные складки судьбы -  бывшего разнообразия 

Их шевеленье съедает перемещенье, любое движение 

Их стволы старух вагинами - надгробия близкого 

Сыпят землю ночами на веки пушисто закрытые 

Чтобы утром ноги спичечных дев могли серу выискивать 

Им гореть потом в подземелье, окрашенным в день или в светлое