Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Мк

Мужчина тянется к женщине не в малой степени потому, что женщина для него – передача.
Передача для мужчины – не обязательно вещественна, это не обязательно передача от одного к другому.
Женщина для мужчины больше – принцип передачи, признак эфира, пребывание в волне.
Неизвестно кто больше передается – мужчина или женщина, обоюдопринадлежность – условие передачи.
Если женщина предпочитает, чтобы передавался больше мужчина – она затягивает его в свое радио и передача прерывается.
Мужчине может быть достаточно женщины, как молчащего радио, ничего не передающего, жужжащего, поскрипывающего.
Мужчина, не ждущий от радио-женщины передачи, довольствующийся обретением доступа в радио-студию, постепенно превращается в говорящую в себя женщину.
И перестает быть ей нужен - вне вибраций и распространения волн.
Обоюдопринадлежность передачи – сложное явление.
Кому-то из двух может показаться, что волна угасла, что человек – не способствует передаче, а загораживает ее.
Визуальная составляющая передачи начинает преобладать над аудисоставляющей, привычка каждого к себе естественно устойчивее склонности к вещанию.
Когда партнер является доказательством твоей неспособности к вещанию, это глубоко огорчает.
При этом нелепо пририсовывать себе ручки для вращения настроек, доказывать свою принадлежность к звуку – йогу, православные и иные духовные камлания, творческие и иные социофилические приседания.
Наткнуться на собственную немоту печально и, конечно, тот, кто указывает на твое безгласие – прежде близкий – становится ненавидим.
Однако, ненавидимый-прежде-близкий – остается передачей, оборванной, идущей в пропасть, но передачей.
Эта передача идет к мраку, в космос до тех пор, пока с той стороны не ответят.
Дождаться инопланетного оклика – радость известная каждому радиолюбителю.

Collapse )

Мрн

Ни мужчина, ни женщина не обладают сами по себе значимым, автономным функциональным рельефом.
Люди слаборазличимы вне внимания к ним со стороны.
Женщина может заметить значимость своего рельефа для мужчины, продолжить его, ощутить себя частью мужского рельефа, увидеть себя витальной вещью.
Продолжать собой рельеф своего поклонника, воображать его выразительность лучше, чем начать кичиться своим ландшафтом, поверить в его отдельную превосходность.
Лучше вызывать напряжение и быть им, оказываясь одновременно и Эдисоном, и электриком - замкнутые системы экологичнее.
Когда женщина замечает внимание мужчины к себе, она начинает «играть» свой рельеф для него, суммирует свои отличия, управляет его вниманием.
Мужчина, как правило, не настроен видеть себя частью женского рельефа, тем более, что значимость его рельефа для женщины минимальна..
Ощутить себя частью чужого рельефа важно - почувствовать свою индивидуальность тактильно, увидеть свое функциональное разнообразие, приложимость своей пластики, не прерывая связи.
Ощутить себя частью чужого рельефа – ощутить доказательно свою действительность.
Действительность женщины нередко конфликтует с действительностью самой действительности.
Так конфликтуют две разножанровые картины, настаивая каждая на своем принципе визуальности.
Мера этого конфликта нередко зависит от накала чувств мужчины, от его вменяемости.
Ощутить себя частью чужого рельефа – вернуться в детство, в слепое существование, в доверительность проживания.
Но ощутить себя частью можно для кого-то одного – трудно видеть себя частями всех – теряется плотность ощущений.
Женщина может задать некий общий мужской тембр, который может совместить множество мужчин, угадывающих свое попадание в нее.
Однако, партитура много выражающей женщины смешна, как смешон цыганский табор, вообразивший себя симфоническим оркестром.



Collapse )

Вспышка

Как ты тянешься этим летом
Мычащей
Острой
Струной протыкая номера домов
Ведущих домой других
Патефонной
Иглой тянешься до темноты
До «напротив»
Находишь шуршанье пустое
Зверь уже выпрыгнул и оставил
Лампу погасшей, стекло круглым
Ложишься выплывшим из рук ребром
Преградой игры, ограждением воя
На одной
Ноте, ноге, неге и прочей
Тонко ложишься, просвечивая
Ставнями, за которыми никого
Поднимая плечи на простыне
Углом удивленья
Углем рисуя колокол бед
Как ты тянешься этим летом
Так листва дерево за собою
Тянет
Чтобы дерево деревенело в ответ
Легко и подробней
Повторяло свет
Прозрачный стакан далек от влаги
Любой видящий больше, чем слышащий
Дальше от слов, ближе к бумаге
Ночами
Прилив в тебе вьет гнездо
Чтобы ты натыкалась на корабли, обломки
Под собой не видя обрыва, кромки
Чтоб сжимала пальцы
Одевая дрожь
В шерсть
Шмелем лежала во тьме
Вспоминая цвет
Чаще слаще
Чем ярче
Чтоб тянулась
Рассыпающимся драже
Как блеск
Тянется за любым, кто тебя
Съест


Поиски возбуждения

Тело не соответствует мозгу. Осюда - возбуждение, желание подогнать. А чем может мозг подогнать тело? А когда не получается?
Следущий этап возбуждения - потребность в разрушении. Это такое созидательное разрушение.
Большевизм сексуален.
Причиной возбуждения может быть и движение.
Схватить, остановить движение, накрыть его, тем самым расширяя себя, собственную вещественность.
Так живет тело, от экспансии к экспансии. И это его история, точнее история его поверхности.
На поверхности могут быть знаки. Это территория искусства.Такое тело не должно принадлежать самому себе.
И в этом мотив поиска.Если оно принадлежит другому, оно снова тело, а не поверхность.
Двум телам сложно жить в унисон. Где найти мелодию? Тем более, когда хаос вместо музыки.
Если тело стремится к поверхности, а не к партнеру, оно в состоянии быть божественным телом.Но это - местные боги, боги пространства.Но это, в любом случае, иерархия.
А иерархия повод для жизни, искусственная жизнь
Тело без истории - тело времени. Его легко потерять, ему легко потеряться. Оно, как воздух, то ли есть, то ли нет.
Можно ли без него обойтись? Наверное, нельзя. Ведь это тело свободы. Неиспользованная жизнь - это свобода для другиx.Место для другого тела, когда места мало.